12:13, 10.09.2019

10 сентября 1943 года. Как выглядел Мариуполь?

10 сентября 1943 года. Как выглядел Мариуполь? 10.09.2019

поделиться:
10 сентября 1943 года. Как выглядел Мариуполь? - фото 1

Как же выглядел Мариуполь 10 сентября 1943 года, снятый с самолета и с земли фронтовыми операторами.

Кварталы полностью сожженных домов, невероятное переплетение искореженных металлоконструкций и трубопроводов, руины паровоздуходувной станции «Азовстали», полузатопленный танкер «Грозный» в канале, накренившийся стальной корпус легендарного парусника «Товарищ» в порту, импровизированный митинг у здания Госбанка, наконец, растерянные лица мариупольцев, исхудавших, плохо одетых, еще не верящих в свое освобождение.

Жителей города на кадрах хроники не так уж много, большинство из тех, кто пережил вражескую неволю, в тот момент только возвращались по пыльным проселочным дорогам домой. Они еще не знали, что дома их ждут сгоревшие жилища, не всех, но большинства из них.

Оккупанты пытались угнать людей на запад, а они прятались в балках, поросших кустарником, в заброшенных кошарах, на полях среди стеблей кукурузы и подсолнуха…

В этот же день начался призыв в армию подросших за два года парней и тех, кого не успели мобилизовать при оставлении города в октябре сорок первого года.

Для того, чтобы представить себе, как происходил призыв, приведем отрывок из воспоминаний Н.И. Хорошуна:

«Военкомат расположился у нас в Волонтеровке, на улице Школьной, в одном из домиков напротив правления колхоза. Один пожилой старший сержант с обыкновенной ученической тетрадкой и химическим карандашом — это и был военкомат. Старший сержант деловито просматривал документы и записывал в тетрадь. Я был худой и длинный. Согласно метрической выписке не хватало полутора месяцев до восемнадцати лет. «Ладно, — сказал старший сержант, — пока суд да дело, будет и восемнадцать, а так отстанешь от своих ребят!» Записал и поставил цифру 18″.

10 сентября 1943 года — в день освобождения нашего города — в Москве нарком черной металлургии И.Ф. Тевосян подписал приказ № 275.

Нарком приказывал: «Назначить директором завода «Азовсталь» тов. Когана, главным инженером — тов. Романько. Обязать тт. Когана и Романько (…) немедленно приступить к работам по восстановлению агрегатов, производственных цехов и сооружений, (…) в двухнедельный срок представить в Наркомат доклад о состоянии завода и предложения о порядке, сроках и очередности его восстановления, для обеспечения руководства основными участками немедленно откомандировать на завод «Азовсталь» работников согласно приложению».

В тот же день — 10 сентября 1943 года — нарком танковой промышленности В.А. Малышев издал приказ о восстановлении Мариупольского металлургического завода имени Ильича, а на следующий день директор завода Александр Фомич Гармашов с небольшой группой соратников, срочно вернувшихся из эвакуации, уже осматривал цехи, вернее, то, что от них осталось.


13 сентября десять тысяч жителей города, большинство ильичевцев, переживших оккупацию, приступили к разборке завалов на территории завода имени Ильича, восстановлению тех агрегатов, машин, станков, которые обеспечили бы работу электростанции. Получение электроэнергии, хотя бы в минимальном объеме, могло обеспечить резкое расширение и ускорение хода работ.

Приведем сроки восстановления на примере завода имени Ильича.

Водоснабжение технической и питьевой водой обеспечено за 14 дней, отремонтированы здание электроподстанции и турбина 100 кВт за 21 день, мартеновская печь № 5 пущена в эксплуатацию за 30 дней, хлебозавод — за 15 дней, к началу 1944 года работали цех сетей и подстанций, четыре мартеновские печи, первый блок кислородной станции, мостовые краны первой очереди, другие объекты.

Покажется неправдоподобным, но в первые же дни, если не на следующий день после изгнания гитлеровцев, в Мариуполь стали приходить письма с фронта, с далеких Урала и Сибири, из местностей, только недавно освобожденных Красной Армией. Эта весть мгновенно разнеслась по городу, и люди на прокопченных стенах писали мелом, процарапывали гвоздями свои новые адреса, надеясь, что долгожданные весточки от близких найдут их. И нужно сказать — находили.

Почтальоны, можно только удивляться, как им удавалось найти нужный двор или дом среди кирпичных завалов на изменившихся до неузнаваемости улицах, приносили помеченные штампом «Проверено военной цензурой» открытки с вымаранными черной тушью словами или целыми строками, клочки бумаги, сложенные треугольником, на которых вместо обратного адреса значилось: «п/п» и номер из нескольких цифр, встречались и знакомые с довоенных лет конверты.

На открытках, треугольниках, конвертах стояли штемпели с датами от октября сорок первого до начала сентября сорок третьего года.

Почтовые отправления где-то терпеливо ждали своего часа, часа освобождения Мариуполя. Далеко не всегда приносили они в дома мариупольцев радость. Часто в конвертах находилось страшное сообщение:

«Ваш сын… (или брат, отец, муж) пал в бою, защищая Родину».
А в почтовых отделениях росли стопки писем с одинаковой надписью: «Адресат выбыл».
Выбыл в небытие на фронте или во вражеском концлагере, в противотанковом рву близ Агробазы или в застенках гестапо…

Живые же продолжали жить, поднимали из руин заводы, приспосабливали под жилье подвалы, спешили до холодов соорудить хотя бы мазанки, приспосабливали полуразрушенное кафе, чтобы показывать кино… Мариуполь постепенно возрождался из пепла.

Автор статьи Сергей Буров.


Хотите получать оперативные новости в свой мессенджер - подписывайтесь на наш канал в Telegram.